Что мировые игроки делают с Сирией: три попытки «перемирия» и дальнейшие планы

прекращение огня в сирии

Этот плакат нарисован жителями Кфар Набль (провинция Идлиб) — городок маленький, но уже хорошо известный всем, кто следит за событиями в Сирии — именно тут рисуют довольно едкие карикатуры, которые наряду с флагами и лозунгами держат в руках местные демонстранты. Свое скептическое отношение к «перемирию» они высказали еще 19 октября и, к сожалению, оказались правы.

Скепсис, тем не менее, логически обоснован. Попыток установить перемирие и прекратить огонь в Сирии с прошлого года было уже две; обе с треском провалились, соответственно о судьбе третьей попытки догадаться было несложно.

22 декабря 2011 г. вступил в силу план мирного урегулирования Лиги Арабских Государств (ЛАГ), который предусматривал вывод войск и тяжелых вооружений из городов. Миссию по мониторингу за соблюдением перемирия возглавил суданский генерал Мухаммед Ахмед Мустафа ад-Даби. Члены миссии (67 человек) посещали ряд сирийских городов, общались с населением. Через некоторое время вспыхнул скандал — несколько наблюдателей заявили о систематичных нарушениях и продолжении практики расстрелов силовыми структурами акций протеста. Миссия, длившаяся чуть более месяца, завершилась провалом, а масштаб военных действий продолжал неуклонно расти.

В апреле 2012 г. Кофи Аннан, спецпредставитель ООН и ЛАГ, добился вступления в силу нового прекращения огня. В соответствии с резолюцией 2042 СБ ООН в стране была размещена с 21 апреля миссия ооновских наблюдателей (свыше 300 экспертов) во главе с норвежским генералом Робертом Мудом. Однако, военные действия и расстрелы не прекращались, мобильные группы мониторов стали тому свидетелями. Дальнейшая экскалация насилия привела к тому, что 15 июня миссия приостановила работу. После технического продления мандата МООННС преемник Муда — сенегальский генерал Бабакар Гай покинул в августе Сирию вместе с последними группами наблюдателей.

О прекращении военных действий как таковых речь уже не идет. В октябре 2012г. была высказана инициатива о всего лишь мирной паузе на время мусульманского праздника Ид аль Адха (26-29 октября). Предложение Лахдара Брахими (спецпредставителя ООН и ЛАГ) было одбрено сирийскими властями и большей частью оппозиции, при этом обе стороны оставили за собой право на ответный огонь. Уже утром в первый день перемирия режим прекращения огня был сорван, причем «ответный огонь» правительственных войск включил в себя ракетные и бомбовые удары, в т.ч. и с приминением сил боевой авиации (на второй день «перемирия»). На третий день возобновились уже полноценные бои.  Не менее 320 погибших — таков итог трехдневного «перемирия».

ДИНАМИКА В СИРИЙСКОМ КОНФЛИКТЕ ПРОСМАТРИВАЕТСЯ СЛЕДУЮЩАЯ:

  • ни одна инициатива не смогла остановить кровопролитие;
  • географические масштабы военных действий расширяются, а их интенсивность растет за счет применения все более серьезных видов оружия и техники (новички печального списка — кассетные бомбы);
  • международное сообщество практически сложило руки (6-типунктный план Аннана похоронен уже давно, расплывчатое «Женевское Коммюнике» бездейственно, СБ ООН парализован неизменным российско-китайским вето).
Ключевые акторы не желают ити на уступки. Власти высказывают намерение бороться до конца — никаких реальных сдвигов и афишируемых реформ сирийцы до сих пор не увидели. Политическая сирийская оппозиция многолика и во многом оторвана от реальности — не важен формат, репрезентативность и темы переговоров, которые ведутся в Москве, Каире, Стамбуле или Париже: реальность в самой Сирии определяется военным противостоянием между правительственными войсками и отрядами Свободной Сирийской Армии, в урегулирование политическими средствами здесь уже давно не верит никто.
Асад теряет территории — одну за другой — две из трех важнейших трасс на Алеппо уже блокированы ССА; в предместьях самой столицы не прекращаются бои; регулярная армия продолжает таять (речь о численности личного состава).
На фоне этого в кулуарах международной дипломатии все чаще озвучивается вариант введения в Сирию миротворческого контингента. Каковыми бы ни были мандат и состав миссии, последствие может быть только одно — консервация конфликта, возможно, на долгие годы.
Почему?
  • контингент не сможет выполнять роль физического буффера, т.к. четко очерченных зон противостояния нет — бои идут во всех регионах Сирии;
  • Асада устранять от власти контингент априори не правомочен (и не нацелен), равно, как и помогать повстанцам.

В результате:

  • Асад останется в кресле;
  • конфликт перейдет в латентную форму, истощая народ изнутри;
Итого:
  • балланс сил на Ближнем Востоке останется неизменным за счет сохранения внешнеполитического курса, исповедуемого нынешним режимом;
  • манипулировать ослабленной Сирией станет еще легче как Западу, так и России;
  • править народом, обескровленным военными действиями, Асаду будет гораздо проще.
Последний пункт наводит на мысль, что Асад согласится на размещение международного контингета.

оставьте комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s