Вода как оружие в сирийском конфликте.

В Сирии резко упало водоснабжение, что связано с функционированием Дамбы на Евфрате, контролируемой ИГИШ в Ракке.

 

Перебои с водой настигли провинцию Алеппо в начале мая. Появилась масса фотографий, на которых женщины и дети в неподконтрольных властям районах пьют из открытых источников, несут в канистрах неочищенные подземные воды, что дало повод говорить о «водной войне».

 

Однако кризис с тех пор только набирает обороты: отмечено рекордное шестиметровое падение уровня воды в озере Асада — водохранилище крупнейшей сирийской ГЭС, основном источнике воды для питья и орошения сельскохозяйственных земель для около 5 миллионов человек.

 

Последние месяцы эту территорию контролирует ИГИШ (самопровозглашенное ИГ), за это время уровень воды упал настолько, что насосы, направляющие воду на запад и на восток, либо вышли из строя, либо функционируют на низком уровне. Перебои с поставками воды вынуждают жителей Алеппо и Ракки черпать воду из сомнительных источников, что повышает риски возникновения эпидемических заболеваний.

 

игиш евфрат

 

Первой причиной падения эксперты считают резкое повышение выработки электроенергии ГЭС Табаки, которая в последнее время работает высокими темпами.

 

«(Озеро Асад) качает больше, чем получает. Это происходит потому что электрогенераторы работают 24 часа в сутки, больше, чем должно быть, — рассказывает Валид Зайат, инженер-механик, работающий в Алеппо в структурах Министрерства Водных Ресурсов и Сельского Хозяйства Оппозиционного Правительства. — 10 лет назад правительство приказало инженерам использовать этот объект как стратегический резерв воды. Обычно мы должны использовать не более 1-2 турбин в течение 4-5 часов в день. Но в последние полтора месяца они использовали 8 на полную мощность».

 

 

ИГИШ — не единственые работающие на Евфратской Дамбе. С разрушением многих других энергетических объектов сирийское правительство, продолжающее платить зарплаты сотрудникам Дамбы, также размещает требония по функционированию Плотины и присылает заказы из Штаб-Квартиры Национальной Энергосистемы в Дамаске.

 

«ИГИШ не имеет технической квалификации для управления Дамбой, но она контролирует в военном отношении и таким образом контролирует сколько энергии производится и куда она поступает, — говорит член Сирийской Оппозиционно Коалиции, разбирающийся в особенностях функционирования Дамбы. — В то же время, режим требует от администрации направлять электричество в подконтрольные режиму регионы, такие, как к примеру Хама».

 

Для ИГИШ вопрос производства электроенергии принципиален, так как повышает их шансы завоевать популярность среди населения.

 

«Когда ССА взяли Табаку (февраль 2013) они очень старались обеспечить нас электричеством. Но несколько месяцев мы получали электричество не более часа в день, — рассказывает житель г.Телль Абъяд по имени Ахмад. — Но когда контроль перешел к ИГИШ, электричество подают 8 часов».

 

 

Причиной всплеска может быть являются и переговоры по другому ключевому объекту инфраструктуры на сирийском Севере, в т.ч. термоэлектростанции аль Харирие в восточном Алеппо — крупнейшему производителю электроэнергии в Сирии. Сегодня аль Харирие остается спорным объектом — его контролируют бойцы ИГИШ, однако он окружен правительственными силами. Станция, работающая на сниженной мощности, нуждается в рафинированном топливе, которое есть только у сирийского правительства.

 

 

Вследствие повышения производства на Плотине упал уровень воды в конце мая — когда эта тема стала привлекать внимание, ИГИШ начала медиа-кампанию, обвиняя Турцию в искусственном занижении уровня воды в Евфрате, что стало инструментом войны.

 

Данные, предоставленные аль Джазире экспертами, измерившими уровень воды в реке на турецко-сирийской границе, опровергли такие заявления.

 

 

Регион также страдает от наибольшей за 60 лет засухи, количество осадков упало на 50% с октября.
Если уровень воды упадет еще на один метр, система водоснабжения перестанет функционировать.
2 июня после того, как ситуация начала ухудшаться, Администрация Дамбы на Евфрате, выпустила заявление о снижении производства электроэнергии в Ракке для избежания больших потерь и восстановления уровня воды в Озере.
Последние сообщения из Ракки свидетельствуют, что электричество теперь подается меньшее количество часов.

 

 

Ситуацию усугубляет то, что война разрушает инфраструктуру водоснабжения, от которой зависят сотни тысяч человек. Причем часто это делается умышлено. Вода также стала оружием шантажа мятежных районов.

 

9 мая, к примеру, сирийское правительство приказало служащим станции Хафсе (также на контролируемой ИГИШ территории) обрезать поставки воды в Алеппо. Еще ранее, 1 мая, режим атаковал завод ас-Сахур, обеспечивающий электричеством водную станцию Сулейман аль Халяби — главную насосную станцию  города Алеппо.

 

 

//Автор: Дания Чудакоф, «Аль Джазира«

 

 

 

Реклама

2 thoughts on “Вода как оружие в сирийском конфликте.

оставьте комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s