Асад может оказаться слабее, чем он думает: подводные камни

Из окна президентского дворца на горе Касьюн в Дамаске перспективы кажутся радужными, несмотря на ряд уничтоженных пригородов и отдаленные звуки бомбовых и минометных взрывов.

  • Случаев дезертирства в армии гораздо меньше.
  • Американцы и европейцы все реже призывают режим уйти в отставку по сравнению с августом 2013, когда США угрожали провести военную операцию против режима за применение химоружия.
  • Сегодня США возглавляют коалицию, осыпающую бомбовыми ударами врагов Асада — джигадистов ИГ. Это кстати старое оправдание для Асада — якобы его борьба идет против опасных террористов, а вовсе не против граждан, жаждущих изменений.
  • Более того, американские удары позволяют Асаду сосредоточить усилия на уничтожении оплотов повстанческого движения. Сирийская правозащитная организация Syrian Observatory for Human Rights сообщает, что режим провел более четырех десятков бомбовых ударов про провинциям Хама и Идлиб 13 октября (вдвое больше, чем ежедневное число атак, которое обычно составляет 13-20).
  • Повстанцы не были приглашены на встречу международной коалиции по борьбе с ИГ 14 октября, что указывает на то, что США не рассматривает их в качестве надежных военных партнеров, хотя и заявляли о желании обучить и вооружить часть повстанческих войск.

Однако, режим может оказаться куда более хрупким, нежели сам считает.

карта контроля территорий в сирии

—  Недовольство растет даже среди его собратьев алавитов (одна из религиозных общин Сирии), которые доминируют в сирийских силах безопасности.

Когда один из взрывов потряс школу в алавитском районе Хомса 1 октября, спонтанные акции протеста местного населения скандировали: «Народ требует свержения Барази» (губернатора Хомса). Это было перефразирование известного слогана, используемого оппозицией.

В Латакии и Туртусе — двух прибрежных регионах, оплоте алавитов, на стенах расклеены фото пропавших солдат. Когда ИГ этим летом захватило четыре военных базы режима на востоке страны, десятки солдат были казнены, а многие алавитские семьи стали терять веру в режим Асада. Один из мужчин жалуется: «У нас заканчиваются сыновья, чтобы посылать их туда».

Также в интернет пространстве алавитская община глухо гудела, когда сирийский Премьер Ваиль Хальки во время войны открыл в Тартусе огромный торговый центр, который обошелся ему в $ 52 млн.

—  Еще одной слабиной режима Асада является экономика.

До войны доход правительству приносили нефтяные поля и налоги из секторов промышленности, туризма и сельского хозяйства.

Большая часть этих источников дохода иссякла, а валютные резервы, оценивавшиеся в довоенное время в $ 18 млрд., как полагают, уже исчерпаны. Режим испытывает большие трудности с производством электроэнергии, хотя теперь ему нужно обеспечивать гораздо меньшее число населения. Правительство находит деньги на выплаты солдатам, полиции, чиновникам только благодаря финансовой помощи из Ирана и некоторым теневым схемам, работающим в сфере бизнеса.

А в принципе, сторонникам Асада не к кому обратиться. Помимо алавитов в их число входят часть христиан и других меньшинств, а также сунниты, кормящиеся от системы.

—  Смена международного контекста представляет большую опасность.

Хотя Обама не считается прямой угрозай Асаду на данный момент, удары Антиджигадистской Коалиции по сирийской территории расстоили лагерь сторонников Асада.

Лоялистские вооруженные формирования недовольны тем, что Асад сотрудничает с США в борьбе против ИГ, ведь ранее Асад всегда заявлял о международном заговоре против Сирии тех самых стран, с которыми сейчас сотрудничает в борьбе против джигадистов.
Многие воспринимают удары Коалиции по территории Сирии как личное унижение.

Еще одним фактором является давление со стороны Турции (пока неэффективное) по проекту создания буферной зоны близ турецко-сирийской границы — здесь смогут поселиться те самые три миллиона беженцев, а также эти земля станут надежным тылом для антиасадовских повстанцев.

—  Ключ от Дамаска, возможно лежит и в Иране, намекнувшем, что он заинтересован главным образом в защите своих интересов в Сирии (сохранении путей снабжения ливанской Хезболы) больше, нежели в фигуре Асада как таковой.

Хотя в отличие от Ирака, где Иран помог снять бывшего Премьера Малики, Тегеран продолжает поддерживать Асада.
Некоторые аналитики считают, что Иран может пересмотреть свою позицию.
Два фактора, в частности, могут спровоцировать изменения:

  • укрепление ИГ может подтолкнуть Иран к сближению с суннитами, вроде Саудовской Арави;
  • а падение цен на нефть вкупе с западными санкциями истощает иранский бюджет.

Некоторые фигуры, близкие к сирийскому правительству, предрекают крах режима. «Я не считаю нынешнее положение устойчивым, — сказал один из них. — Думаю, Дамаск падет. Когда? Не знаю. Тогда будет хаос, несравнимый с той войной, что мы видем сегодня». 

// The Economist «Bashar Assad may be weaker than he thinks»  и all4syria

Читайте также: Американо-иранский роман консервирует конфликт в Сирии

2 thoughts on “Асад может оказаться слабее, чем он думает: подводные камни

оставьте комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s