Чьи войска воюют в Сирии: РФ, Иран, иракцы, «частные армии»

 

танк т-72 Хезболы, пров. Алеппо, ноябрь 2015

танк т-72 Хезболы, пров. Алеппо, ноябрь 2015


Что осталось от правительственной армии в Сирии? Немного.

Бытует мнение, что госармии (в т.ч. и правительственная армия Сирии) всегда остаются крупнейшей военной силой в конфликтах.

СМИ, особенно проправительственные, настойчиво пишут о «сражающихся на передовой батальонах», изредка добавляя, что действуют они при поддержке «народных дружин» (NDF) и «союзников».

Ответы, собственно, в деталях. Если рассмотреть картинку поближе, станет видна совсем другая история.

Правительственная Армия (SAA) и  NDF практически вымерли.



Правительственная Армия   (SAA)

Уклонение от службы и дезертирство приобрели массовый характер еще с 2011.

Как правило, дезертировали призывники и офицеры младших рангов. 

Отчасти поэтому режим Асада до конца не доверял правительственной армии.

Отчасти поэтому SAA так и не удалось полностью мобилизовать.

Ни одна из 20 дивизий так и не смогла развернуть на поле боя более трети своей номинальной численности. А численность дивизий изначально колебалась от 2 до 4 тысяч солдат, но волны дезертирства скосили личный состав.



«Народные дружины» (NDF)

Неудивительно, что режиму критически не хватало войск уже летом 2012, тогда в страну стали прибывать советники из Ирана, а именно офицеры КСИР (Корпус Стражей Исламской Революции) — иранской гвардии.

Они доказали, что боевые формирования, созданные по принципу религ. и полит. принадлежностей, являются более эффективными, чем то, что осталось от правительственной армии SAA.

Т.о., иранцы курировали создание в Сирии NDF (Нац. Силы Обороны).

Официально NDF — проправительственные формирования, куда набираются «добровольцы» (правда им довольно прилично платят). Создавалась NDF по модели иранских БАСИДЖ (добровольцев при КСИР).

Это стало инструментом легализации сотен «дружин», созданных правящей в Сирии партией БААС еще с 1980-х.

До 2012 они были известны в народе как «шабиха» (банды, крышуемые партией).

По подсчетам иранцев NDF в Сирии насчитывало ок. 100 тысяч.

Начался перекрой вооруженных сил Сирии по сектантскому принципу, и было создано много новых военизированных группировок.

КСИР и другие иностранные акторы стали финансировать отдельные батальоны NDF. Финансировала их и партия БААС, Сирийская Социалистическая Национальная Партия.

афганские боевики бригады Фатимиин в шиитских анклавах в провинции Алеппо. февраль 2016


Частные «дружины»

Режим стимулировал крупных бизнесменов-алавитов создавать свои собственные, частные «дружины».

И в них зарплаты предлагались выше, чем в SAA или даже NDF.

Эти «дружины» даже получали тяжелое вооружение. К примеру такая «дружина» насчитывает около 400 боевиков, имеет несколько машин, оснащенных крпнокалиберными пулеметами или легкими автоматическими пушками , плюс от 3 до 15 бронеавтомобилей.

Этот процесс реоганизации сирийских государственных вооруженных сил в кучу сектантских формирований почти завершился ко времени начала российской интервенции летом 2015.



Сборная плюс русские

Соответственно при планировании контрнаступления на повстанцев к примеру в северной Латакии русские пользовались термином «4-й штурмовой корпус» — типичное формирование того, что составляет войска Асада (это уже явно не классическая государственная SAA).

карта Сирии, изданная минобороны РФ 18-10-2015 

Опираясь на командную структуру бывших 3-й и 4-й Дивизий SAA,  эта штаб-квартира осуществляет контроль над 103-й Бригадой Республиканской Гвардии и шестью бригадами алавитских дружин, которые все являются частными дружинами, управляемыми Республиканской Гвардией.

4-й Штурмовой Корпус также включает бригаду Нуср аз-Забва сирийской соц-нац партии и 2 бригады партии БААС. Поскольку этим формированиям не хватает огневой мощи, их подкрепили российские артиллерийские батареи из 8-го Артиллерийского Полка, 120 Артиллерийской Бригады, 439-й Гвардейской Реактивной Артиллерийской Бригады и 20-го  Ракетного Полка (последний оснащен ТОС-1, «Буратино»).

Второстепенные линии прикрывали российские отряды из 28-й, 32-й и 34-й мотострелковых бригад.


Схожая организация была впоследствие также ведена в Столичном Округе. Однако развернутые там подразделения не способны провести наступательные операции.

Бригада партии БААС, провинция Хама, январь 2016. 

Поэтому масштабные нападения на контролируемые повстанцами земли в столичном регионе проводят две бригады ливанской Хезболы, три бригады Палестинских Сил PLA и различные суррогаты КСИР (в т.ч. сирийская ветвь Хезболы).

Подразделения шиитов из Ирака сейчас не только «охраняют» городок Сейт Зейнаб к югу от Дамаска, но также воюют с сирийскими повстанцами.

Помимо этого Хезбола, иракские бригады сыграли решающую роль в захвате города Шейх Мискин (южная провинция Деръа) в январе 2016.



На данный момент Хомс и Хама остаются последними двумя провинциями, где концентрировано размещены силы правительственной армии SAA.

И хотя штаб-квартиры различных подразделений SAA все еще носят свои официальные названия, их батальоны состоят из разилчных сектантских дружин, в т.ч. дружин от партии БААС.

БААС создала ряд спецподразделений, учавствовавших в наступлении на восточный Хомс и южный Алеппо (“Tiger Force” и “Leopard Force”).

По существу, все частные военный дружины финансируются бизнесменами, близкими к Асаду. Их операции к востоку от Хомса и в Пальмире поддерживаются батальонами российской 61-й Бригады Морской Пехоты и 74-й Гвардейской Мотострелковой Бригады.


Несмотря на наличие таких подразделений как Бригада Коммандос БААС, подрежимная часть города и провинции Алеппо в основном контролируется иранцами, прежде всего КСИР.

Последний, как правило, располагает 3-4 подразделениями в Сирии. Чаще всего упоминают

  • Бригада Фатимиин (укомплектована афганцами),
  • Бригада Занабиюн (пакистанские шииты),
  • Пасдаран (непосредственно иранцы). Пасдаран развернули в одной только провинции Алеппо 4 формирования.

КСИР поддерживается российскими войсками 27-й Гвардейской Мотострелковой Бригады и 7-й Гвардейской Штурмовой Бригады, а также несколькими артиллерийскими батареями.


Даже больше — есть различные формирования иракских шиитов:

  • 9 бригадного размера групп Бадритского и Садритского Движений
  • 7 бригад Движения Асаиб Агль аль Хак
  • 5 бригад Движения Абу Фадль аль Аббас
  • 2 бригады иракской народной милиции
  • 9 бригад иракских шиитов, политпринадлежность которых не удалось точно идентифицировать

И наконец даже сама Армия Исламской Республики Иран непосредственно представлена в Сирии — в виде 65-й Аэровоздушной Бригады.



Итого, фактически правительственной армии  SAA  и даже  NDF осталось очень мало. Под командованием Асада осталось в общей сложности не более 70 тысяч солдат.

И напротив, иранских же войск в Сирии не менее 18 тысяч, а с учетом иракских бригад — не менее 40 тысяч боевиков.

Не забудем и о русских — их число здесь больше, чем сообщают СМИ. Впридачу к вышеперечисленным подразделениям войска Кремля включают не менее четырех бригад спецназа (3-я, 16-я, 22-я и 24-я, отвечающих за авиабазы Хмеймим и Санобар возле Латакии, а также Шайрат близ Хомса).
По общим оценкам русских войск в Сирии от 10 до 15 тысяч.

//Статью написал Том Купер, автор  книги»Syrian Conflagration: The Syrian Civil War, 2011-2013″

 

Advertisements

One thought on “Чьи войска воюют в Сирии: РФ, Иран, иракцы, «частные армии»

  1. Уведомление: Чьи войска воюют в Сирии: РФ, Иран, иракцы, “частные армии” – examplewordpresscom24896

оставьте комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s